• +7 (495) 971-91-69
  • +7 (495) 971-69-16

 

СОБЫТИЯ

Гоголь в чате: подростки подсели на страшилки в переписках

Гоголь в чате: подростки подсели на страшилки в переписках фото: Depositphotos / AndreyPopov

За что школьники полюбили чат-фикшн и поможет ли это сдать ЕГЭ по литературе.

Чтение умирает? Предпринимательница из Кремниевой долины отказалась в это верить и создала приложение, которое породило новый жанр сетевой литературы — чат-фикшн. За шесть лет его аудитория выросла до 100 млн человек, из которых 40 млн — дети и подростки. Школьники по всему миру, в том числе и в России, прониклись не только чтением сюжетных переписок, но и их написанием. Что такое чат-фикшн, почему он увлек миллионы подростков и как российские разработчики пытаются с его помощью привить любовь к классике — читайте в материале «Известий».

Сообщение с неизвестного номера: «Ари Кирюшина, я хочу предостеречь тебя...» Девочка Ари уже готовится ко сну, но, конечно, не может оторваться от телефона. Пытается понять: кто это? Откуда у него мой номер? Но вместо ответов Ари получает пугающее предостережение: «Если ты вылезешь из своей кровати», «Ты умрешь».

Чтобы узнать, вылезла ли девочка из кровати и попала ли в беду, нужно нажать на экран. Это чат-история в мобильном приложении «Хистори» — сборнике страшилок, романтических и других сюжетов, разворачивающихся в окне переписки.

Чат-фикшн — своеобразный эпистолярный жанр для подростков, представителей generation ADD (attention deficit disorder) — поколения с синдромом дефицита внимания или, как его образно называют, поколения «золотых рыбок».

Посадили на крючок

«Люди говорят, что чтение умирает. Но мы отказывались верить в это. Рассказывать истории — это фундаментальная потребность человека», — говорит создательница мобильного приложения Hooked Прерна Гупта, объясняя, как им с мужем удалось заставить читать десятки миллионов подростков.

1118

фото: Depositphotos / AntonioGuillemF

С приложения Hooked («На крючке»), созданного в 2015 году в Кремниевой долине, началась история чат-фикшн. Чат-истории разворачиваются на экране мобильного телефона в окне переписки. Вместо того чтобы перевернуть страницу — нажимаешь по экрану и читаешь следующее сообщение, потом еще одно и еще. И хотя перерыв между кликами по экрану длится пару секунд, эти пару секунд полны напряжения. По данным исследования Microsoft за 2015 год, средняя продолжительность концентрации интернет-пользователя составляет восемь секунд. Так что две секунды саспенса — хороший крючок для автора чат-историй.

Во время чтения чат-истории ощущаешь себя хакером, взломавшим чужой аккаунт; пассажиром метро, украдкой подглядывающим за перепиской соседа; человеком, которого по ошибке добавили в групповой чат людей с темным прошлым; или школьницей, подсказывающей подруге, что же ответить сердцееду-хулигану из 10Б.

Чат-истории симулируют то, как люди каждый день общаются в мессенджерах. Нынешним подросткам экран переписки роднее и понятнее бумажной книги или зеленой тетрадки в косую линейку. «Современные дети выросли со смартфонами и планшетами в руках — им проще воспринимать информацию с экрана. У них клиповое мышление, отсюда проблемы с концентрацией, — отметила в беседе с «Известиями» детский психолог, преподаватель МГППУ Анна Сергиенко. — Детям важно быстро переключаться с одного на другое, поэтому на длинные книжки терпения не хватает. А чат-истории — самое оно».

За успехом Hooked, аудитория которого к 2021 году достигла 100 млн человек, подтянулись и другие разработчики. Так, на рынке появилось приложение Yarn, которое расширило традиции жанра, тяготеющего к хоррорам и романтическим историям, и добавили симуляторы переписок со знаменитостями. За трендом пытались угнаться крупные игроки литературного рынка: аналоги Hooked разработали Amazon и платформа для самиздата Wattpad.

Чат-истории монетизируются в основном с помощью рекламы, просмотр которой открывает доступ к продолжению, или платной подписки. Кроме того, покупка может открыть доступ к мультимедийному контенту — картинкам, фото и видео в переписке.

Приключения Вани в LA

Вскоре чат-фикшн захватил и русскоязычных подростков. В 2017 году вышло приложение «Взахлёб» (более 10 млн скачиваний только в Google Play), которое остается самой популярной платформой на российском рынке для читателей и авторов чат-историй. Как и в США, новую форму повествования решил освоить и издательский рынок: сервис MyBook, принадлежащий «Эксмо», в 2019 года выпустил свой продукт.

«20% пользователей MyBook сегодня составляют подростки 10–19 лет, нам важно учитывать их вкусы и интересы. Они привыкли потреблять информацию быстро — поэтому мы создали «MyBook:Истории» — ресурс, который позволит им читать в привычном формате переписки в смартфоне», — объяснял руководитель сервиса Максим Гурец.

Подавляющая часть аудитории приложения «Взахлёб» — подростки, рассказал «Известиям» руководитель контент-отдела приложения Алексей Мартынов. Исторически сложилось, что чат-истории больше читают девушки, чем парни. Соответственно, и присылают истории по большей части девушки. Среди жанров на первом месте — романтика, на втором — хорроры. При этом большинство историй — на стыке двух, а то и трех направлений. В последнее время популярность в приложении набирают и фанфики — любительские сочинения по мотивам книг, фильмов, сериалов, аниме, комиксов и видеоигр, которые взрастили немало писателей среди поколения миллениалов.

1119

фото: Depositphotos/peshkov

Романтические истории популярны у подростков во все времена, говорит детский психолог Анна Сергиенко: в этом возрасте на первый план выходят отношения. Специфика чат-историй и близкого к ним жанра — интерактивных визуальных новелл — в том, что они дают возможность проиграть больше сценариев, опробовать тактики, которые в жизни им по тем или иным причинам кажутся неприемлемыми. «А ужастики подростки читают в первую очередь ради острых ощущений. Кроме того, в этом возрасте к ним понемногу подступает страх смерти. Благодаря страшилкам подросток проживает ситуацию на безопасном расстоянии несколько раз, и так страх теряет свою силу, — отмечает она. — Так работают с любой травмой: ее нужно несколько раз проиграть и проговорить».

Детский и семейный психолог Екатерина Маденко добавляет, что хорроры отвечают запросу подростков на протест обществу и его законам: сюжеты страшилок нарушают привычный порядок вещей и показывают изнанку реальности. «Этот жанр нарушает правила, запреты и границы, а также раскрывает табуированные темы», — поясняет психолог в беседе с «Известиями».

Рынок мобильной интерактивной литературы и самиздата переполнен историями в американских декорациях, которые российские авторы воссоздают по произведениям массовой культуры.

Однако авторы и читатели чат-историй тяготеют и к отечественному сеттингу. «Когда речь идет об истории про школу, то аудитории больше нравятся сюжеты, которые разворачиваются в российских реалиях, — так читателям проще ассоциировать себя с героями, — говорит Алексей Мартынов. — А иногда бывает, что ребята 12–13 лет присылают истории, в которых события развиваются в некоем американском колледже. Герои-школьники разъезжают на кабриолетах, а имена у них при этом — русские. Видимо, ребятам хочется ощутить себя героями красивой заграничной жизни, но при этом ассоциировать себя проще с условной Машей или Денисом, чем с подростком Джоном из далекого Лас-Вегаса».

Переживания серой мышки

По словам Алексея Мартынова, примерно 70% авторов платформы — подростки, а остальные 30% — аудитория старше 25 лет. «Весьма условный портрет автора «Взахлёб» — это девушка 12–16 лет, которая проецирует историю на свою жизнь или жизнь подруг. Они создают бытовые, понятные всем сюжеты, в которых героиня — серая мышка — влюбляется в парня, и с этого начинается конфликт, — рассказывает руководитель контент-отдела платформы. — В финале ее ждет либо приукрашенная счастливая развязка, либо, что встречается чаще в наших историях, — более жизненная. И это находит отклик у других читателей, которым такие переживания понятны и близки».

Каждый месяц пользователи присылают разработчикам около тысячи историй.

По мнению Алексея Мартынова, формат чат-историй нельзя назвать примитивным. Ты читаешь две строчки диалога, а «остальную картину происходящего нужно визуализировать, и, мне кажется, что у современных детей это получается лучше», отмечает он.

1120

фото: Depositphotos / creisinger

При написании чат-истории основная сложность в том, что она состоит из реплик: авторского текста по минимуму или нет вообще, говорит Ольга Яркова — игровой сценарист, автор популярных чат-историй в приложении MyBook:stories. «Сюжет подается через диалоги, которые должны быть краткими, простыми и емкими (иначе их читать не будут). Это не уникальное требование, то же самое актуально для большинства сценариев видеоигр любого формата», — отметила она в беседе с «Известиями».

Ольга Яркова, писатель и автор Telegram-канала об игровой сценаристике «Земля гугож»: "Чат-история — это голое действие. Текст чат-истории гораздо ближе к сценарию сериала или видеоигры, чем к книге: и там и там основная задача — удержать внимание зрителя или читателя любой ценой".

По мнению Ольги Ярковой, если подросток в школе увлекается написанием чат-историй, то в будущем может построить неплохую карьеру сценариста: люди, которые умеют придумывать захватывающие сюжеты и держать внимание, нарасхват. «Я бы даже сказала, что это полезнее в плане практических навыков, чем написание рассказов или фанфиков», — добавляет она.

Чтобы опубликоваться в «Взахлёб», авторам чат-историй нужно пройти фильтр — сначала правильно оформить работу, а потом пройти проверку ИИ, которому скормили тысячи книг, в том числе классику. «Он отсеивает истории, не имеющие художественной ценности: например, те, что ограничиваются бессюжетными примитивными диалогами, — объясняет Алексей Мартынов. — После этого история попадает к команде редакторов, которая состоит из профильных специалистов — филологов, профессиональных редакторов и писателей. Незначительные правки они вносят сами, а если у них есть предложения по детальной доработке (например, раскрытию персонажей), они связываются с авторами. Но мы никогда не настаиваем, лишь предлагаем автору улучшить его работу».

По словам собеседника «Известий», авторы на предложения редакторов в основном реагируют положительно. Бывает так, что первая версия истории и вовсе не проходит модерацию. Дети дорабатывают ее, потом пишут вторую историю, третью и в процессе оттачивают навыки. «Мы получали от пишущих пользователей слова благодарности за то, что помогли им научиться писать. А приходили и подобные отклики: «Я пишу три года. Благодаря вашему приложению хочу стать писателем». Когда мы получаем такие отзывы, понимаем, что работаем не зря», — признается он.

Лермонтов по клику

Чат-фикшн, в котором можно разглядеть отдаленное сходство с эпистолярным жанром и радиоспектаклями, стал «переосмыслением литературы для поколения Snapchat», считает основательница Hooked. Однако новый формат не может и не должен становиться заменой классической литературы, сходятся во мнении все опрошенные «Известиями» эксперты.

«Взахлёб» в преддверии нового учебного года запустило рубрику «Старая школа», в которой публикует русскую классику, именно из этих соображений. «Мы давно хотели ввести ее: подать классику под трендовым соусом, в формате чат-историй, чтобы дети ее читали, — говорит руководитель контент-отдела приложения. — Конечно, в наше приложение заходят, чтобы почитать страшилки. Но если рядом поставить классику, может, дети обратят на нее внимание».

1121

фото: Depositphotos / martinan

На момент написания материала в рубрике «Старая школа» насчитывалось 18 произведений Лермонтова, Достоевского, Чехова, Булгакова, Тургенева, Салтыкова-Щедрина, Горького, Гоголя и Саши Чёрного. Все они опубликованы в оригинале, но разбиты на небольшие отрывки, которые постепенно всплывают на экране переписки. С чат-фикшеном лишь одно сходство — оформление.

Основатели Hooked придумали формат чат-историй, основываясь на результатах A/B тестирования среди подростков. Его итоги были неутешительными: подавляющая часть опрошенных спотыкалась об отрывки текста длиной в тысячу слов. Оказалось, что лимит текста, на котором они легко удерживают концентрацию, умещается в объем стандартной переписки.

Оценить интерес аудитории пока сложно: рубрику только запустили. «Но мы всячески будем ее развивать: привлекать внимание красивыми обложками, проводить интерактивы, посвященные русским писателям, — обещают разработчики. — Наша цель — показать, что классика — это не скучно, нудно и зазорно, а основа всего — особенно для тех наших пользователей, которые мечтают стать писателями».

Помощь для истощенных школьников

Психолог Анна Сергиенко сомневается, что аудитория массово переключится со страшилок на классику, но шанс привлечь их внимание к школьной программе есть. Особенно если вывести новую рубрику в тренды — дети обращают внимание и на количество лайков, и на отзывы.

Привлекать внимание к классике с помощью трендов — хорошая инициатива, однако ничто не может заменить книгу на бумаге, подчёркивает психолог Екатерина Маденко. По ее мнению, клиповое мышление, под которое заточены чат-истории, «не дает возможности сформировать глубокую и интересную личность».

Анна Сергиенко, клинический психолог, детский психолог, преподаватель МГППУ: "В этом увлечении, конечно, есть и плюсы, и минусы. Чат-фикшн не может быть альтернативой книгам, но дополнением — безусловно. Подростков сложно приобщить к литературе отнюдь не только из-за клипового мышления. У них мало времени: они истощены нагрузкой в школе, подготовкой к экзаменам и внеклассными занятиями. Чат-истории помогают школьникам ненадолго выпасть из безумного ритма жизни, отдохнуть и переключиться".

По мнению автора Ольги Ярковой, чат-фикшн, как и художественная литература, учит эмпатии, подталкивает подростков поразмыслить над поведением персонажей и ситуациями, в которых они оказываются. «Однако всё-таки такой формат — «чит» для мозга: когда информация подается такими маленькими порциями, совершенно разучиваешься держать внимание подолгу», — признает собеседница «Известий».

1122

фото: РИА Новости / Евгений Епанчинцев

Спрос на чат-фикшн, который оказался где-то стыке интерактивной литературы и игр, вряд ли иссякнет в ближайшее время. По мнению сценаристки, роль визуального и аудиосопровождения будет возрастать, заодно появится больше чат-историй, позволяющий выборами реплик и действий влиять на сюжет. Интерактивность позволит подросткам еще глубже проигрывать разные жизненные сценарии и оценивать их последствия, добавляет детский психолог Анна Сергиенко.

P. S.

Ари Кирюшина всё-таки познакомилась с пугающим незнакомцем — тенью из шкафа — и последовала его указаниям. Существо неизвестной природы без имени и плоти оказалось защитником девочки, но лучше бы наоборот: тень предупреждала ее о нападении собственной мамы, сошедшей с ума и попытавшейся убить дочь. Защитник из шкафа спас Ари от смерти, вынудив женщину застрелиться, и напоследок сказал: «Увидимся через 46 дней... Когда я снова тебе понадоблюсь».

ИСТОЧНИК: ИЗВЕСТИЯ

Прочитано 67 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Опубликовано в ШКОЛА

Медиа

Гоголь в чате: подростки подсели на страшилки в переписках ИЗВЕСТИЯ

Первый всероссийский форум

В Москве в субботу, 9 октября, начал работу

подробнее

Путин поручил утвердить

Президент России Владимир Путин поручил правительству до 30

подробнее

В Красноярске завели

Следователи возбудили уголовное дело по факту

подробнее

Замдекана российского вуза

Руководство Санкт-Петербургского государственного

подробнее

Экс-замминистра

Экс-замминистра Минпросвещения и вице-президент

подробнее

Определились 15 лауреатов

Только что в Гимназии №1 города Сочи объявлены 15

подробнее

Бомба для одноклассников.

С прошлой недели региональные и федеральные СМИ пестрят

подробнее

Выбрали смелых

Государственную поддержку получат 106 университетов. 

подробнее

Кто Online

Сейчас 259 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В

Фотоальбом